Версия для слабовидящих
Официальный сайт Главы Удмуртской Республики
и Правительства Удмуртской Республики
 
  • Сегодня:
  • Время:

Стенограмма пресс-конференции новой команды руководства УР от 7 октября 2017 года

Почему все заместители Председателя Правительства – приезжие люди, а не местные кадры?

Александр Бречалов: На данный момент все заместители Председателя Правительства не работали, не жили в Удмуртии. Коллеги, вот давайте попробуем один раз и навсегда поменять какую-то такую ментальную установку: вопрос не откуда руководитель министерства или зампред Правительства или руководитель агентства, а какими он обладает качествами профессиональными, опытом. И готов ли он к вызовам? А те цели, которые мы определили это, безусловно, очень серьезный вызов.

Я много раз говорил о том, что в Правительстве УР должны работать лучшие. Это единственный и главный критерий. Поэтому говорить о какой-то пропорции - сколько из Москвы, сколько из других регионов, сколько из Удмуртии, мне кажется это, честно, глупостью.

Мы сейчас, вы же знаете, объявили с Агентством стратегических инициатив конкурс на руководителя Корпорации развития Удмуртии. Десятки резюме, более 30 регионов уже со всей страны. Мало того, я вам даже могу сказать, у нас есть очень серьезное резюме и заявка человека не из России. Понимаете? И это абсолютно нормально (это не государственная должность).

Поэтому давайте еще раз договоримся: в Правительстве, в Администрации Главы должны работать лучшие. Ни о каких квотах, ни о каких пропорциях здесь речи быть не может.

И еще раз акцентирую внимание: вы видите и знаете, я практически всей команде предыдущей дал шанс отработать. Я вам могу сказать откровенно: единицы поняли вообще, что от них хотят. И это отразилось и на предложениях по эффективности бюджета и расходованию средств, и на многих-многих других вопросах.

Все, кто здесь присутствует, также проходили отбор. Несмотря на то, что мы дольше всех, наверное, работаем с Александром (Свининым), не было очевидно, когда меня назначили на эту должность, что он вообще займет какую-то из позиций. Чуть позже мы раскроем занавес и расскажем.

Я вам честно говорю: вот эта команда она не была 5 апреля у меня в голове в структуре. Мало того, на позицию Председателя Правительства, Ярослав (Семенов) не даст соврать, рассматривался другой человек. Я по понятным причинам не могу его сейчас назвать, потому что он рассматривается сейчас на очень высокую должность в стране.

Поэтому это не команда друзей или по интересам, или триатлеты. И у Анастасии (Муталенко) другая изначально была задача. В процессе я понял, что вот, наверно, будет так правильно. Но еще раз скажу, что этот достаточно серьезный отбор все прошли без исключения.

Вопрос про назначение новых министров. Какие назначения ожидаются в ближайшее время?

Александр Бречалов: Я сейчас передам слово Ярославу Владимировичу, и он очередное назначение озвучит. Но вы не думайте, что мы вам их порциями выдаем. Нам очень важно сейчас как можно быстрее сформировать Правительство, потому что идет процесс подготовки бюджета, которым мы занимаемся вплотную каждый день и даже в выходные. Нам естественно важно, чтобы в этом процессе участвовал тот министр, который будет соответственно реализовывать те цели и задачи с привязкой к бюджету. Поэтому здесь никакой специальной интриги нет. И потом, те кандидаты, с которыми мы определились, прошли все уровни. Ключевой уровень – это собеседования с федеральными министрами. Таким образом, мы хотим выстроить такую культуру общения, чтобы федеральное Правительство знало своих визави в регионе. Поэтому у нас каждый, кто был назначен до этого, проходили в министерствах очень серьезные собеседования. Ещё раз повторюсь, здесь такой искусственной интриги – давать в неделю по 2 человека – ни в коем случае нет. Ярослав Владимирович более подробно расскажет о новых назначениях

Ярослав Семёнов: Коллеги, хочу вас поприветствовать. Хочу рассказать о назначениях, которые произошли вчера.

Александр Владимирович подписал два указа о назначении руководителей двух министерств – Министерства строительства и Министерства образования и науки.  Дата вступления указа в силу – 12 октября. То есть, в следующий четверг коллеги приступят к работе в ранге исполняющих обязанности министра.

Кандидаты, о которых сказал Александр Владимирович, это Светлана Михайловна Болотникова, которую отличают опыт, профессиональные компетенции и личные качества, продемонстрированные в ходе длительных собеседований, и Иван Владимирович Ястреб, в настоящий момент занимающий должность руководителя учреждения строительной экспертизы.

Сразу скажу, что мы проговаривали вопросы, связанные с соблюдением законодательства в части конфликта интересов. Для тех коллег, кто интересуется темой, могу пояснить – до вступления в должность Ивана Владимировича все ограничения будут сняты, конфликт интересов будет отсутствовать полностью. В дальнейшем по структуре, которая была утверждена и озвучена Александром Владимировичем, объединённое министерство (строительства, ЖКХ и энергетики) будет функционировать с 1 января 2018 года. Как будет функционировать структура, какие изменения произойдут в процессе работы, если интересно, готов пояснить. Но вся работа, связанная с реорганизацией, со слиянием или присоединением, ни в коем случае не затормозит ежедневную работу по решению ключевых проблем. Будут соблюдены все требования трудового законодательства, если будут приниматься решения по оптимизации штатной структуры.

Александр Бречалов: Один из этапов отбора, который прошли кандидаты, была комиссия в Москве, которую возглавил Алексей Геннадьевич Комиссаров. Я ему за это очень благодарен. Этот тот самый человек, который ведет сейчас проект по кадровому резерву. Главная его задача – это подготовка губернаторского корпуса. В комиссию еще вошли: руководитель Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева, Андрей Шаронов (вы его прекрасно знаете, 8 лет он работал заместителем министра экономики РФ, сейчас возглавляет СКОЛКОВО) и российский предприниматель Вадим Дымов. Интервьюирование было очень жёстким. Много кандидатов прошло через него. И я могу сказать, что именно по результатам этой комиссии два человека не займут позиции, на которые они претендовали. Вот такая была комиссия. Это уникальный опыт. Здесь мы выступили пилотом.

Еще небольшая ремарка, возвращаясь к вопросу «московский или не московский»: я могу сказать, что практически по всем этапам отбора один из лучших итоговых показателей был у Чураковой. Она себя очень здорово раскрыла и в комиссии, и в министерстве. Действительно, человек показал не только теоретические знания, но и отвечал на очень провокационные вопросы. И кстати, у Болотниковой тоже были очень хорошие показатели.

После того, как будет полностью Правительство сформировано (это уже, конечно, повестка 2018 года), мы договорились с Алексеем Комиссаровым, что разработаем специальную программу по обучению всей команды. Но это отдельная тема, не хочу сейчас анонсировать. Почему нам (я и себя имею в виду) необходимо учиться? Я говорил об этом 1 августа: конкурировать может тот, кто принимает изменения и умеет ими управлять. Мир меняется очень быстро. Мы конкурируем ежедневно.

Когда будет понимание еще по двум вице-премьерам, которых пока нет? И в чем достоинство кандидатуры Болотниковой?

Александр Бречалов: Мы не видим пока необходимости. Конечно, если бы была очевидная кандидатура… Очевидной нет, но мы не занимаемся специальным поиском. Почему? Стройка и дороги настолько важные и капиталоемкие направления, что ими должны заниматься профессионально и Глава, и Председатель Правительства.

Тот блок, в который вошло и Министерство сельского хозяйства, и объединенный впоследствии Минприроды, настолько значим с точки зрения развития экономики, и важно навести там порядок, что это опять же будет в прямой компетенции и в зоне ответственности первого заместителя председателя Правительства Александра Свинина и моей. Мы решили так, потому что пока мы не дойдем до того, сколько списывается «горючки», а сколько реально расходуется, мы это не передадим.

Поэтому здесь нет актуальной потребности назначать двух заместителей. Если мы поймем, что человек усилит команду и работу, может, к этому вопросу вернемся.

Что касается Болотниковой. Это не спонтанное решение, это был результат большого поиска. Человек готов к вызову, на какую-то серьезную работу. У нее очень высокий уровень эмпатии, в этом направлении (Министерство образовании и науки) – это важно.  Третье – она фанатик. Есть два типа фанатиков. Есть те, которые с ума сходят, а есть те, кто влюблен в свое дело.

Ту презентацию, которую мы услышали 1 августа с Михаилом Викторовичем Бабичем и Игорем Ивановичем Шуваловым, ее невозможно подготовить и отрепетировать, человек должен просто жить и быть влюбленным в свое дело. А это же была не просто презентация колледжа, а достаточно интересный опыт, интересный, уникальный, о котором, допустим, первый вице-премьер Правительства России Игорь Иванович Шувалов сказал, что его нужно использовать, как модель, и тиражировать в других регионах.

У нас немного таких примеров было, но, еще раз повторюсь, она была одна из. Она вчера была у Министра, и мне очень было важно мнение Ольги Юрьевны, но комиссия под руководством Комиссарова оценила ее очень высоко.

Представляете, люди приезжают в Москву, они понимают, кто их оценивает, там такие трансформации с людьми происходят. Они пытаются выдать себя за других, вести иначе. Она вела себя абсолютно спокойно, она в своей системе координат сказала: «А вот этот вопрос я не знаю, не буду обманывать. Но я знаю это». А на общие вопросы она ответила так, что нам оказалось этого достаточно, чтобы представить ее Министру.

Вопрос про бюджет. Есть конкретные сроки по замещению коммерческих кредитов бюджетными? Какие меры по выравниванию бюджета будут приниматься?

Анатолий Строков: Спасибо большое за вопрос. Коллеги, нужно напомнить всем, с чем республика вошла в 2017 год. По закону о бюджете на 2017 год у нас общий долг на 2017 года должен был составить 52 млрд рублей. По сравнению с предыдущим годом это на 3 млрд больше.

Вся работа, которая велась с апреля месяца по сегодняшний день, нам позволила вынести на ближайшее заседание Правительства в понедельник проект изменений в бюджет УР. И там будет стоять цифра – 48,9 млрд рублей. То есть мы сути на 3 млрд рублей снизили долг за полгода работы.

Александр Бречалов: Я прошу прощения, я буду дополнять. Это позволило нам сэкономить около 300 млн рублей. Это очень важно, чтобы вы приземляли все эти проценты. Первоочередная была задача (и здесь профессионально отработал Станислав Петрович Евдокимов) снизить госдолг, потому что самое страшное, что просто деньги «спускаем в унитаз». Это деньги на обслуживание долга – 3,6 млрд рублей. Я не скрою, было предложение Председателя Правительства на тот момент проавансировать стройки. Я не буду сейчас говорить про это решение, это верх непрофессионализма. Причем стройки, которые, может быть, не закончатся в этом году, а может быть и в следующем. Либо сократить долг. Мы выбрали с Евдокимовым (он на этом настоял и проявил свою позицию в тот момент) сокращение госдолга.

Анатолий Строков: Что касается структуры, в структуре госдолга коммерческим кредитам отводилось 93 процента. Мы вносим изменения и на ближайшем заседании Правительства будем рассматривать иное соотношение по коммерческим кредитам – 60 процентов к налоговым и неналоговым доходам. Снижение больше чем на 30 процентов. Это позволит в дальнейшем нам сэкономить на процентах по обслуживанию государственного долга, так как на сегодняшний день данные расходы составляют порядка 3,5 млрд рублей.

Хотел бы также отметить, что республика вошла в 2017 год с нарушением соглашения о предоставлении бюджетных кредитов 2016 года. Нарушены были соотношения долга к общему объему налоговых и неналоговых доходов бюджета УР. Поэтому в этом году необходимо было вернуть в федеральный бюджет сумму 14,6 млрд рублей. Вся работа, которая велась с апреля месяца по конец июня, сводилась к тому, чтобы нам могли эту сумму заместить новым бюджетным кредитом 2017 года. Что было и сделано. Поэтому на сегодняшний день мы не ушли в еще большее увеличение коммерческих кредитов. Мы заместили бюджетный кредит новым бюджетным кредитом.

Получить еще большие средства на то, чтобы заместить остаток коммерческого долга на бюджетные кредиты, такая работа на сегодняшний день проводится. Но это достаточно сложно, потому что один из аргументов Минфина России - то, что 15 млрд мы уже получили. Поэтому если останутся средства у Минфина РФ, то обязательно Удмуртии, может не всю сумму – 21 млрд коммерческих кредитов - заместят. Но мы будем рады каждому дополнительному рублю замещенному, потому что средняя ставка коммерческого кредита – 9,7 процента, а бюджетного – 0,1 процента. То есть это существенная экономия по каждому рублю.

Александр Бречалов: Давайте еще раз резюмируем. Почти 49 млрд государственный долг. Из них около 31 млрд – это коммерческий долг, состоящий из задолженности по облигациям и кредитам банков. Облигационные займы, которые на конец 2017 года останутся в сумме 9 млрд рублей, – очень дорогие. Но мы с ними пока ничего сделать не можем. Мы их замещать не можем по закону. Оставшиеся 21,6 млрд – это как раз те самые банковские кредиты, которые мы могли бы заместить бюджетными кредитами.

Что мы сделали? Мы существенно снизили ставку (на апрель она у нас была в районе 10,8 – 11, сейчас 9,7). Огромную работу проводим (Строков и Евдокимов буквально всю неделю провели в Москве) по замещению бюджетными кредитами. Это нам позволит высвободить 2 с небольшим миллиарда на следующий год. Это что касается структуры госдолга.

Давайте я сразу скажу, что здесь нас поддавливает еще и текущий дефицит. Мы его обозначали – 5 млрд 150 млн рублей. Откуда он возник? Это еще раз показывает то, как готовился бюджет. Очевидно, в нем не участвовали ни профильные министры, ни главы муниципальных образований. Потому что бюджет готовился с таким сверх оптимистичным прогнозом по доходам. Вдруг подумали, что у ТОП-3 наших налогоплательщиков доходы взлетят в 2 раза.

Второе: у нас ничего лучшего не нашли, как попросить у компании проавансировать налог на прибыль. Сейчас мы их возвращаем. 400 млн, 300 млн, 280 млн. Это, к сожалению, не было учтено в бюджете. Была уверенность, что можно будет с позиций силы поговорить с налогоплательщиками, и они не попросят вернуть проавансированный налог на прибыль. Возвращаем!

Да, у нас есть компании, которые, понимая ситуацию, сами выходят с предложением не забирать деньги. Но мы с таким предложением ни в коем случае не выходим.

Из 5,150 млрд мы нашли, как закрыть дыру в 3 млрд. Здесь проведён очень большой комплекс работ, начиная от оптимизации автопарка. Александр Александрович (Свинин) провёл эксперимент, сравнив две модели (автомобили на балансе в штате или использование такси). И только по восьми автомобилям, участвовавшим в этом эксперименте, мы за неполный месяц сэкономили 130 тысяч рублей. Очевидно, что мы на правильном пути, и в 2018 году такая реорганизация позволит получить несколько десятков миллионов рублей экономии. И так от оптимизации автопарка и сокращения ненужных внутренних расходов Правительства и Администрации до выстраивания новой схемы государственных закупок. Эта первая задача, которую решала в Удмуртии Анастасия Муталенко. Здесь многое ещё предстоит сделать.

Простой пример: в Московской области все закупки, которых кратно больше, обслуживают 30 человек, а у нас 100. И так по многим вопросам. Так вот, 3 млрд – это ни в коем случае не про социалку, не про зарплату. Мы все требования законодательства, дорожные карты и указы Президента выполняем. Сможем ли мы ещё найти 2 млрд – это очень сложная задача за оставшийся срок, но что-то будем придумывать.

Жаль, что в первые три месяца этого года предыдущая команда ничего не делала, чтобы помочь с оптимизацией. Повестка была такая: ну пусть не 39 процентов от общего объёма налогов нам оставят, а 50. Мы же собираем 140 млрд, мы же доноры. Это на тот момент было единственным предложением. А то, что для этого нужно бюджетный кодекс поменять?

Или вот ещё было мнение, что не надо так переживать из-за дефицита. Мол, каждый год бюджет дефицитный, а потом как-то всё решается. Это так высокопоставленный чиновник в Правительстве высказывался. А вы сейчас спрашиваете про «московских» и про то, откуда должен быть человек.

Ситуация не критическая. Хотя выглядит критичной. И это ровно потому, что мы проводим серьёзную работу в Москве. Нас многие коллеги поддерживают. Я уже не буду вас загружать, что у нас масса обязательств еще. По бюджетным кредитам должны 800 млн в этом году выплатить, 1,2 млрд в следующем. По условиям соглашения уровень госдолга нужно опустить на 6 миллиардов.

Если я сейчас начну все рассказывать… Сегодня суббота, День рождения Президента. Хочется на более позитивную ноту перевести разговор. Так вот, на самом деле есть решение. Я могу включить административный ресурс и решить вопрос. Но не надо этого делать. Мы должны научиться держать удар, работать в антикризисном формате. Если сейчас нам простят одно-другое-третье, это пролонгируют и там на выравнивание дадут, опять весь муниципальный блок выдохнет и начнет нам письма писать, что того и этого не хватает. Нет. 2017-2018 год будем идти в очень жестком режиме и при жестком бюджете, несмотря на те возможности, которые мы, скорее всего, реализуем на федеральном уровне.

Как идёт подготовка в празднованию 100-летия Калашникова?

Александр Бречалов: Спасибо за вопрос. Работа по подготовке празднования 100-летия Михаила Тимофеевича Калашникова была организована очень плохо. Идей было много, в том числе  связанных со стройкой. К сожалению, до сих пор у нас нет ни по одному объекту проектно-сметной документации, даже по Центру единоборств.

Вообще я должен сказать, мы «чемпионы снизу» по  подготовке. У нас практически нет объектов, на которые мы могли бы попросить финансирование в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы. Почему? У нас нет актуализированной проектно-сметной документации и экспертизы, в нашем случае – в ПФО, в Казани.

Как эта финансовая система работает? Получили сверх ожидания дополнительные доходы в бюджет России по самым разным направлениям. Соответственно, тот отложенный список в 2016 году, который мог бы финансироваться в случае дополнительных доходов, начинает актуализироваться. Регионы, кто готов? Пять регионов, которые готовы всегда. Можно их не перечислять. Ульяновская область, Калуга, Татарстан, Башкирия. Ну, и так далее. Мы никогда не готовы!

Вам рассказать, как мы получили 300 млн рублей из резервного фонда Правительства России. Это навстречу нам пошел Президент. Мы их направили на многострадальную поликлинику в Ленинском районе и физико-математический лицей в Глазове. И даже при таком варианте надо было ещё так придумать, так подготовить документацию, чтобы максимально усложнить процесс. И так, куда ни ткнись. На следующий год получили бы средства на библиотеку. Получили бы точно. Но у нас не готова документация. Более того, там ещё дом должен был вырасти, которого изначально не было в проекте. И так относительно всего и проспекта Калашникова в том числе. 

Безусловно, мы к 100-летию готовимся. Речь уже не идёт о проектах и объектах, которые будут строиться. Просто нет проектно-сметной документации. Но мы сейчас этим занимаемся, с Ярославом Владимировичем определяем приоритетные объекты, на которые будем тратить уже свои средства и готовить проектно-сметную документацию, как с аэропортом. С тем, чтобы в 2019 году на высвобождаемые деньги входить в софинансирование. В 2018 году ни по одному проекту не можем войти. Снова будем аутсайдерами по участию в Федеральной адресной инвестиционной программе.  Напомню, там миллиарды рублей на глобальные, значимые для региона и России объекты.

Праздновать юбилей будем. Это будет в большей степени касаться таких мероприятий, как передвижная выставка, чтобы больше людей в разных регионах и странах могли ознакомиться с деятельностью Калашникова. Будут и многие другие мероприятия. Но, ещё раз повторюсь, можно было бы побороться за деньги  по проспекту. Однако эту работу ещё только предстоит сделать. То же пока с библиотекой, музеем. Будем надеяться, что в 2019 год мы войдём в разные программы по софинансированию.

Одна из острых проблем – нехватка жилья. Будет ли разработана отдельная программа по ветхому жилью, продолжится ли программа «Молодежная квартира», будут ли строить дома для бюджетников?

Ярослав Семенов: У нас сейчас есть пять направлений, по которым предоставляются квартиры, помещения, - пять направлений помощи. Первое направление – «Молодежная квартира», в 2014 году была принято соответствующее постановление. Потом мы отошли от этого названия, потому что эта программа дополнилась не просто молодежью, но и ветеранами боевых действий, и лицами, воспитывающими детей с ограничениями по здоровью.

Мы будем продолжать эту программу, но когда мы разбираемся с обманутыми дольщиками, когда мы встречаемся с застройщиками, готовыми выйти на тот или иной объект и взять на себя обязательства предыдущего застройщика, в ходе таких совещаний, бесед, встреч, переговоров (а иногда даже разбора конфликтов) застройщики выходят к нам с инициативой. И анализируя рынок и возможности граждан населения, которые хотят выйти и участвовать в этих программах, мы понимаем, что необходимо программу развивать и нужно дополнять перечень категорий граждан, которые хотят принять участие в программах. Речь идет о сельских  жителях, сельхозпроизводителях, бюджетниках, которые могут участвовать не только в программе «Молодая семья», но и в адресных программах, таких как «Жилище», и здесь мы рассчитываем на АИЖК. Потому что, как вы знаете, Удмуртия один из немногих регионов, который подписал соглашение, и льготная ставка составляет 6,25 процента.

Мы развиваем программы, связанные с расселением ветхого и аварийного жилья, в этом году мы закончили программу. Да, есть вопросы, не 100-процентное выполнение. Это говорит о том, что осуществляется надлежащий контроль как за стройкой, так и за проектной документацией, так и за расселением. Программа будет развиваться в том или ином виде, конкретную конфигурацию мы будем обсуждать с участием застройщиков, жителей и   нуждающихся категорий.

В этом году по программе «Молодежная квартира» было предоставлено 222 квартиры.

Деньги в бюджете  на реализацию этой программы будут закладываться, их размер будет определяться в ходе согласования бюджета, в том числе с Государственным Советом, как требуют все процедуры. Программа должна развиваться. Есть запрос. Вопрос только в том, в каком виде мы будем определять категории нуждающихся, потому что не все могут соответствовать критериям. Не все могут оплатить первый взнос, когда мы предоставляем до 10 процентов, но не менее 200 тысяч. Кроме того, лицам, у которых родился третий ребенок, предоставляется 300 тысяч рублей. Зачастую складывается ситуация, при которой  мы закладываем в бюджете денежные средства, но не все их выбираем, потому что, как я уже сказал, не все соответствуют критериям. Необходимо их пересматривать.   Необходимо перерабатывать программу, но деньги закладывать будем, размер уточним, когда будем формировать бюджет в Госсовете.

Мы надеемся, что завершим эту работу в этом году, потому что, когда мы закладываем деньги, мы должны понимать, под какую программу эти деньги закладываются, и кто будут эти жители, на помощь которым она ориентирована.

Александр Бречалов: Давайте я добавлю. Что касается программы переселения из ветхого и аварийного жилья, вы знаете, мы делаем сейчас акцент на работу с муниципальными районами и городскими округами. У нас здесь очень большие успехи, я считаю, вслед за Сарапулом мы сейчас просчитываем с Евдокимовым и Стороковым бюджет. Точно пойдет Глазов, Игринский район, Кизнерский и еще 2 или 3 района. Они находят помещения, которые пригодны для жилья, их можно из статуса нежилого перевести, отремонтировать. Нам это для бюджета существенно дешевле, не 30 тысяч и плюс, а 15 тысяч и минус. Прекрасные помещения в Кизнерском районе, это вообще элитное жилье можно сделать.

Почему муниципальные программы? Потому что они могут определить иной механизм, кому давать жилье, и это очень важно. Я могу сказать и говорил неоднократно, почему поручения дал разобраться в нашем реестре аварийного жилья - спекуляций очень много. И очень много нарушений, начиная от признания дома аварийным, заканчивая тем, кому эти квартиры дают. В каждом районе есть подобные истории. Но в Камбарском районе из 22 квартир проживают в 16. Мало того, мне человек в лицо говорит: «Так это у меня 4-я квартира!». Здесь нужно четко брать под контроль. В этом смысле муниципальная программа дает возможность объективно через открытые комиссии, как это было в Сарапуле (вы же согласитесь, там ни одного заявления - почему тех переселяют, а не тех - не было). Для комиссий открытых это было очевидно, кого нужно переселять, вот мы сейчас двигаемся таким  путем.

Расскажите о почерковедческой экспертизе, которой подвергались кандидаты на должности в Правительстве. Как проходила эту процедура?

Александр Бречалов: Я не могу рассказать, я не проходил))). Я вам объясню, мы работали с несколькими кадровыми агентствами, выбирали, с кем мы будем работать. Сразу скажу, это было вне бюджета. Так вот, та команда, которая работала с нами, предложила комплексный вариант, элементом которого была почерковедческая экспертиза.

Не подумайте, что мы тут только на этом, а еще и добавили туда знаки зодиака и еще что-то. Это один из элементов, не основной, безусловно, там очень серьезная работа была на интервьюировании и задании. Ярослав Владимирович расскажет, как проходил. Он, наверное, тогда вспомнил, наконец, как писать ручкой эссе.

Ярослав Семенов: Я хочу добавить, что речь идет не об экспертизе, когда на решение экспертов ставится решение о соответствии почерка тому или иному физическому лицу. Речь идет о том, что это определенная форма тестирования, когда по почерку лица определяются основные характеристики его личности.

Необходимо узнать, насколько человек готов работать в команде. Работа в команде подразумевает способность умение развивать подчиненных, умение делегировать, умение адекватно реагировать на стресс.

Мы понимаем, что есть несколько типов - одни нацелены на положительный результат, другие на избежание отрицательного результата. Для каждого из них есть определенное место в команде, определенный перечень задач, который им ставится. Поэтому это просто тестирование, также как и тестирование на цвет, на те или иные вопросы, которые могу показаться забавными. Речь не идет о том, что мы в соответствии с каким-то кодексом проводим экспертизу и на основании этого принимаем решения.

Вас называют парашютистами или «десантом» в Удмуртию. Вы надолго к нам или только для выполнения спецзадания? (вопрос из соцсетей)

Александр Бречалов: Как нас только ни называли, но так в первый раз. Я ещё раз отвечу. Во-первых, закон определяет 5 лет. Многие спрашивают – что дальше? Я даже не хочу на это тему думать. Сейчас дело всей моей жизни - и я уверен, что так считает вся наша команда, - это Удмуртия. Это счастье иметь такой серьёзный вызов (причем стартуя в очень непростой ситуации, финансовой и ментальной) – сделать то, что задумано. Поэтому Михаилу Смагину спасибо за вопрос. Надеюсь, я надолго.

В структуре нового Правительства не обнаружил слова туризм. Кто будет этим вопросом заниматься? Кто будет реализовывать это направление?

Александр Бречалов: Этот вопрос в зоне ответственности Александра Свинина. Давайте он ответит на него. И опять же мне задают вопрос из соцсетей: Юлия Фонарёва спрашивает, насколько готова Удмуртия к частным иностранным инвесторам (строителям)? Есть ли проекты, где можно о них узнать? Про туризм и про нетуризм. Пора Александру вступать в разговор.

Александр Свинин: Добрый день, уважаемые коллеги. Ничего не изменилось. Министерство культуры и туризма как было, так и осталось. Другой вопрос, что задачу – обеспечить повышение доли туристических услуг в объёме валового регионального продукта возьмет на себя, в том числе, Корпорация развития Удмуртии. То есть в плотной связке с самим министерством, но функции развития будет нести сама Корпорация. Напомню, сегодня республика на предпоследнем месте в ПФО по объёму оказанных туристических услуг за 2016 год. Это при компактности территории и при большом количестве интересного контента…

Александр Бречалов: При уникальном контенте! Александр, можно я добавлю? Вопрос к залу – когда будет проходить «Ижевская винтовка»? Декабрь – февраль? А точная дата? 24-25 декабря. Единственный человек из журналистов знает. Это ответ на вопрос про туризм. А между тем, чтоб вы знали (и мы сейчас будем очень серьёзно готовиться к этому мероприятию), Ижевская винтовка всегда была в Союзе, да и в России, второй по значимости после чемпионата. Через Ижевскую винтовку можно было отобраться на Чемпионат мира или Олимпиаду.

Поймите то, о чем сказал Александр: у нас уникальный контент. Кто-то придумывает его, создает. У нас он есть, но мы не хотим или не умеем его продавать.

Пользуясь случаем, приглашаю всех. У нас декабрь будет очень насыщенным. Будет проходить международный лыжный марафон имени Галины Кулаковой, это 23-24 декабря, и буквально с 24 декабря трехдневные соревнования по биатлону – «Ижевская винтовка». Я уверен, что проведём и то, и другое мероприятие на высочайшем уровне. Все, кто планирует какой-то спортивный событийный туризм в мире, должны знать: всё самое главное будет приходить в Удмуртии.

Александр Свинин: И в этой связи, вы знаете, мы взялись за составление единого календаря событий на 2018 год. В начале ноября он будет презентован. Там будут представлены культурные и спортивные события, а также мероприятия на «стыке». На презентацию пригласим большое количество российских и международных операторов и тех, кто оказывает услуги по специальным турам.

Например, есть такая организация – Московское пароходство. Они пока ни одного парохода не отправляют в наш замечательный Сарапул. Просто не знают о такой возможности. А это дополнительный туристический поток. Можно увеличить его в  следующем году минимум в 2 раза. Связями с такими организациями и увеличением турпотока извне и внутри республики как раз и будет заниматься Корпорация.

Отвечаю на вопрос из Фейсбука по поводу иностранных инвесторов. Сейчас к Удмуртии очень большой интерес с их стороны. Каждую неделю к нам приезжают гости из очень разных стран. На прошлой неделе это была Италия, на следующей – немцы и итальянцы, через две недели – турки, через три – потенциальные инвесторы с Ближнего Востока.

Их действительно сейчас очень много. Свои плоды даёт работа по подготовке и презентации Карты инвестиционных возможностей Удмуртии, в которой отражены 300 потенциальных площадок. Сейчас идёт работа с конкретными проектами.  

Александр Бречалов: Надо обязательно упомянуть, что Михаил Хомич провел очень качественную и серьезную работу. Бизнес-миссия в Болгарию, которая меня изначально смущала, оказалась крайне результативна, с конкретными соглашениями о намерениях в части локализации здесь производства.

И главный анонс в этом вопросе – мы очень серьезно ориентированы на Китай. Большая работа проводится, но главная работа предстоит в 2018 году. Предстоит сейчас определиться и провести отбор, кто будет представлять республику в Китае на постоянной основе. Готовим серьёзное мероприятие в формате бизнес-миссии.  Я напомню, что в 2015 году было заключено соглашение, которое не работает. Мы единственные в ПФО, кто по соглашению ничего не сделали и даже не поддержали в определённый момент предпринимателей Иждрил-холдинга, которым пришлось самим пробивать себе дорогу. Сейчас ситуацию исправили. Надеюсь, что у них получится локализовать здесь производство.

Александр Свинин: Бизнес-миссии, и то, что делает сейчас Михаил Хомич, очень позитивно влияют на внимание к республике иностранных инвесторов. Предприниматели из Болгарии едут к нам с ответным визитом, знакомиться.

И что касается строительства. Такие проекты у нас есть, и они здесь несколько лет уже реализуются. Одна из крупнейших японских инвестиционных компаний финансирует строительство нескольких объектов одного из наших предпринимателей в Ижевске, поэтому такие проекты есть, иностранные инвесторы именно в строительстве республику знают. Итальянцы, которые были на прошлой неделе, это тоже инвесторы из сферы строительства. Думаю, что количество таких проектов будет только увеличиваться.

Вопрос по Корпорации развития УР. Какими сотрудниками и какими активами будете наполнять ее?

Александр Свинин: У нас порядка двенадцати подведомственных учреждений в четырех министерствах станут основой для создания Корпорации развития Удмуртии. В первую очередь, это все центры поддержки предпринимательства, которые есть сейчас на базе Министерства экономики. Это Центр поддержки предпринимателей, Центр развития экспорта, это Центр кластерного развития и Центр инвестиционного развития, который является подразделением Агентства инвестиционного развития, это часть сотрудников Агентства инвестиционного развития. Напомню, что у нас с 1 января 2018 года Агентство присоединится к Министерству экономики, и та часть сотрудников, которая отвечает за развитие и взаимодействие с федеральными институтами развития, они также  войдут в создаваемую Корпорацию развития Удмуртии. Это все наши кластеры, которых у нас на сегодняшний день достаточно много, и мы будем также пересматривать и перестраивать их работу, их сотрудники также войдут в состав Корпорации развития Удмуртии.

При этом появятся абсолютно новые направления, которых еще не было. Территория опережающего социально-экономического развития – такой статус получил город Сарапул, и управляющей компанией ТОСЭР будет Корпорация развития Удмуртии. И, наверное, самое важное – это тот элемент поддержки, который сегодня ни в одном регионе России не оказывается. В общем-то, это уже сегодня и Александр Владимирович лично делает, и  Михаил Хомич, и сотрудники Правительства – это продвижение товаров и услуг производителей Удмуртии на внешние рынки, создание для них новых точек сбыта. Это тоже будет одна из главных функций Корпорации развития.

Что касается активов, на данный момент у нас машиностроительный кластер. 100 процентов акций машиностроительного кластера будет являться основой для учреждения Корпорации. Далее, мы с Министерством имущества проводим большую ревизию по тем неиспользуемым региональным активам - зданиям, сооружениям и земельные участки, и акции, которые находятся либо у государственных компаний, либо у самого государства. Они также будут наполнять Корпорацию.

Я думаю, у нас такая точка отсчета – 1 декабря, когда юридически Корпорация должна появиться, мы должны отнести заявление в Федеральную налоговую службу о ее создании. После этого объявим о дополнительных активах, которую будут Корпорацию наполнять.

Что еще войдет в План приватизации помимо гостиницы «Юбилейной» и санатория «Ува»?

Анатолий Строков: 29 сентября на заседании Правительства мы обсуждали этот вопрос, какие дополнительные активы мы можем включить в план приватизации. Я читал различные новости, что и цирк предполагается, и зоопарк и т.д. На это сразу хочу сказать - нет, не предполагается.

Что касается дополнительного списка, что мы включили – это Ипотечная корпорация УР, это 46 процентов доли в открытом акционерном обществе санаторий «Ува», гостиница «Юбилейная», МожгаПлем и Удмуртавтодор, а также Полиграфический комбинат. 

Ярослав Семенов: Когда мы говорим о приватизации, мы должны смотреть на несколько составляющих. Первое – это экономическая эффективность деятельности того подведомственного учреждения или предприятия, принадлежащего республике. Второе (очень важно с точки зрения законодательной) – являются ли полномочия, которые осуществляет эта организация, полномочиями республики. То есть профильная это деятельность или не профильная. Если мы поддерживаем такого производителя, мы должны понимать, насколько мы имеем право это делать, насколько бюджет нам позволяет расходовать денежные средства именно таким образом.

Поэтому, если мы говорим о вышеназванных объектах, мы понимаем: что если мы продажу этого объекта оцениваем, предположим, в 100 млн рублей, а он приносит нам ежегодно 10 тысяч рублей в казну, то мы понимаем, что нам 30-70 лет не хватит для того, чтобы эти цифры сопоставить. Поэтому здесь делается очевидный вывод, что это имущество используется неэффективно, и принимается решение о включении его в План приватизации.

Прошлая команда Правительства Удмуртия вела работу по теме перераспределения налогов в бюджет, по принципу 50/50. Хотелось бы узнать, как сейчас обстоит ситуация, планирует ли Вы дальше развивать эту тему? Ведутся ли переговоры с Москвой?

Александр Бречалов: Переговоры с Москвой на эту тему не ведутся, потому что предмета нет. Уже большая часть регионов, которые являются донорами, уже сформулировала эту задачу, не единожды, а раз 150. Дополнительно тратить силы и время на разного рода просьбы в этом направлении неэффективно. Время, как я уже говорил, невосполнимый ресурс, и его надо использовать максимально эффективно. Вместо того, чтобы убеждать Минфин и Правительство, что нам нужно «50/50», я лучше встречусь с Объединенной авиастроительной компанией – мы договорились уже с ней провести большую работу. Ее представители приедут в Удмуртию, покажут, что готовы здесь локализовать в Удмуртии и чем мы можем быть полезны.

Понимаете, можно «биться головой о стену», доказывая, что мы такие умные, но бедные и несчастные. А можно и в существующих пропорциях распределения бороться за другую экономику.

Что такое «50/50». Надо пояснить аудитории, что это не простая арифметика: собрали 140 миллиардов – и вот половина ваши. Нет. 50 процентов – это соответствующие статьи налога. Пример: НДПИ (налог на полезные ископаемые) на 100 процентов уходит в федеральный бюджет (по нефти). Чтобы изменить пропорции, потребуется изменить соответствующий раздел и статью в Бюджетном кодексе. Такая же работа нужна по НДС, налогу на прибыль и так далее. Это очень не просто.

Или есть другой вариант. 140 млрд собирает республика, ей оставляют 52. Остальные 88 млрд – из них региону выделяются средства на дотации или субсидии. Я скажу свое мнение - в 2018 году нам нельзя так давать. Мы ещё работать не научились. Под что это будет? Я вам могу сказать: под закрытие нашей неэффективности. Итак, первое: давайте мы сначала выстроим наше хозяйство и сделаем его эффективным. Второе: деньги могут выделяться только под конкретные проекты.

Я уже упоминал, рассказывая о подготовке к юбилею Калашникова, что у нас что ни объект – так нет проектной документации или экспертизы, или она «мохнатого» 2002-2005-2010 года и неактуальна сейчас. В итоге мы входим в стройку и понимаем, что реабилитационный центр, к примеру, обходится нам не в 370 млн рублей, а в 686 миллионов и так далее.

Прежде чем кивать на федеральный центр, надо научиться самим работать и работать эффективно в части принятия решений и расходования бюджетных средств. В настоящее время бюджета достаточно, чтобы быть бездефицитными. У нас есть такие расходы… Вы возьмите хотя бы одну статью «незавершенное строительство» и хотя бы социальную инфраструктуру. Вы поймете, что вместо того, чтобы несколько лет подряд размазывать тонким слоем средства на каждый объект и не завершать эти объекты, а потом индексировать затраты, увеличивать стоимость и платить штрафы, лучше консолидировать деньги на двух-трёх объектах и их закончить.

Мне Михаил Сафарбекович Гуцериев, который участвует личным капиталам в строительстве реабилитационного центра, подтвердил, что неоднократно задавал вопросы: «Зачем вы тратите наши деньги на покупку автомобилей скорой помощи, если для этого есть федеральные программы? Давайте лучше направим их на достройку реабилитационного центра, иначе он «золотой» выйдет». Так и получилось. Мы в этом году этот объект «вытягиваем», но он в два раза за четыре года увеличился в стоимости.

По вопросу «50/50» – позиция сформирована и в партии «Единая Россия», и парламенте, и в Правительстве. Примут такое решение – хорошо, не примут на 2018 год для Удмуртии – тоже хорошо. Нам надо научиться эффективно работать. Мы очень сильно зависим от гособоронзаказа и от «нефтянки», посмотрите структуру нашего бюджета. Нам при любых обстоятельствах надо менять структуру экономики, при любых – ее развивать и удваивать.

Вопрос по реализации приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды»: какие средства могут выделить нашему региону в будущем году по этой программе?

Ярослав Семенов: Коллеги, пока информации о том, какие средства могут быть выделены тем, кто успешно реализовал программу этого года, нет. Вы совершенно правильно сказали, что мы находимся среди субъектов, которые эффективно эту программу реализовали. В этом году было 303 объекта сдано и, соответственно, профинансировано. По проекту будущего года – 15 сентября Минстрой утвердил параметры конкурса, до 1 декабря регионы подают заявки. Мы, безусловно, в той программе участвуем по всем 13 направлениям, одно из которых – это вовлечение граждан.

Не секрет, что по реализации программы в этом году были вопросы к вовлечению общественности в обсуждение этих проблем и планов строительства и реализации того или иного объекта, той или иной дворовой территории. Мы сейчас разбираемся со всеми случаями.

И, конечно, привлечение граждан в совместную работу – контроль в осуществлении и планировании деятельности, в том числе и в дорожной сфере – мы будем усиливать. Как только будет информация, сколько Федерация готова выделить, и сможем ли мы принять участие в распределении денежных средств, конечно, мы сразу сообщим, потому что это касается каждого. Это очень важная тема. 

Вопрос из соцсетей, никнейм «ромарик777»: Как город будет убираться этой зимой? Приняты ли меры по недопущению снежного коллапса, как было в прошлом году?

Александр Бречалов: Вопрос справедливый, спасибо. Я уже много раз отвечал, что было несколько ключевых совещаний. Чтобы не растекаться по древу – с 1 ноября у нас возможно начало активного сезона. Мы соответствующие деньги, которые были просчитаны очень подробно с участием потенциальных исполнителей, города, доведем в полном объеме, свои обязательства мы выполним.

За столом переговоров были и глава города, и его замы, и все предприниматели, которые будут участвовать открыто, конкурентно в конкурсе. Со своей стороны я гарантировал, что, несмотря на нашу ситуацию (у нас сложная задачка со многими вводными), мы свои обязательства выполним. Почему? Это не только про облик города и комфорт. Это про безопасность. У нас растет травматизм, когда во льду пешеходные переходы. И, конечно же, если мы говорим, чтобы Удмуртия была территорией всего прекрасного, то люди, приезжая зимой, должны видеть, как минимум, убранный от снега город. 

Поэтому Ярославу Владимировичу (Семенову) и Анатолию Ивановичу (Строкову) было доведено мое указание изыскать средства, это дополнительно 50 миллионов рублей. Мы поменяли и модель управления. Вы знаете, была замена руководителя предприятия, которое этим занималось в прошлом году, поэтому, «ромарик777», контролируйте процесс.

Общую сумму очень сложно назвать, потому что она зависит от объемов выпавшего снега. Максимальная сумма 730 млн – это на год, это не только снег, она может быть меньшей, может быть и большей. 

Вопрос к Анастасии Муталенко: Вам досталась одна из сложных отраслей - здравоохранение. Ранее было отмечено что в процессе оптимизации здравоохранения были допущены ошибки. По-прежнему не все жители могут попасть на прием к узким специалистам, не хватает врачей по зарплате очень много вопросов. Скажите конкретно, как Вы намерены улучшить ситуацию в этой отрасли и кто будет министром здравоохранения?

Анастасия Муталенко: И.О. министра здравоохранения у нас сегодня Воздвиженский Андрей Вадимович, мы с ним работаем. Вы в своем вопросе собрали, наверное, самые острые  темы, какие есть в здравоохранении. Начну со страшного слова «оптимизация». Оптимизация начиналась для того, чтобы найти компромисс между огромными дырами и теми изменениями, к которым нужно приступить, при этом сохранить доступность, качество, набор специалистов.

Безусловно, здесь у нас есть ошибки, такие как в Балезино, когда для части населения поселка, чтобы добраться до ближайшей больницы, нужно потратить более часа. Такие ошибки оптимизации безусловно есть, и их мы будем решать точечно в ручном режиме. В декабре месяце в той части Балезино, где население отрезано от учреждений здравоохранения…

Александр Бречалов: Прошу прощения, не отрезаны, а доступность существенно затруднена. Хотя доля правды есть, вы помните Симониху. У нас 87 населенных пунктов, дороги к которым осенью и весной, в распутицу, в таком состоянии, что туда кроме как на спецтехнике МЧС не доехать. Но все-таки, в Балезино доступ затруднен.

Анастасия Муталенко: В декабре там открывается медцентр «Доктор+», который будет работать в системе ОМС. Услуги по ОМС для населения будут бесплатны.

Для этих же целей, для обеспечения доступности и повышения качества медицинской помощи, на внебюджетные средства был приобретен диагностический мобильный комплекс. Вы знаете, что он куплен за счет средств учреждения «Аптеки Удмуртии». Сегодня он работает в Можгинском районе, в ноябре он будет также там, а далее по графику поедет в Грахово или Завьяловский район - сейчас это решаем.

Таким мобильным передвижным комплексом мы решаем две проблемы: доступность и качество медицинских услуг. Сегодня диагностический центр приезжает в амбулатории и ФАПы – там, где нет высокотехнологического оборудования, но оно необходимо. Проблема износа  высокотехнологического оборудования в республике достаточно острая и это в приоритете на следующий год: будем решать этот вопрос созданием дополнительных мобильных пунктов.

Сегодня у нас не все больницы оснащены флюорографами, маммографами, а последние – это обязательная часть диспансеризации. Сегодня при прохождении диспансеризации женщине дают талончик через две недели поехать в райцентр на процедуру, что не очень удобно. Таким образом, с помощью мобильных передвижных установок мы планируем решить и доступность, и вопрос качества предоставления медицинских услуг.

С другой стороны у нас есть такие примеры, как Граховская больница. Она строилась из расчета плотности населения - 18 тыс. человек (при этом сегодня численность населения Грахово - 8,4 тысяч человек). Соответственно площади больницы не загружены, а это ложится обременением на больницу - это убытки, потому что эти площади надо содержать и коммунальные услуги надо платить. Сегодня из средств ОМС невозможно  произвести капитальные вложения по ремонту медучреждений и невозможно обновить оборудование, соответственно износ идет, и такими статьями мы ложимся на бюджет.

Оптимизация нужна, но при этом мы должны сохранить доступность узких специалистов, доступность качества медицинских услуг и общий медицины в целом. Что касается узких специалистов, то там, где этот вопрос по доступности возникает, Министерство здравоохранения  решает этот вопрос совмещением узких специалистов с близлежащими больницами. Выезжают бригады, работают. И там, где сегодня нет узких специалистов в больших больницах, туда приезжают бригады, они об этом информируются и точечно закрывают такие вопросы.

Александр Бречалов: Я дополню. Коллеги, я проехал почти все районы, что бросается в глаза (и здесь я прошу от вас помощи и активности) - очень плохая информированность населения. Практически в каждом районе мне рассказывают «страсти» о том, что все закрывается, что ничего больше нет – и все так категорично.  Я сначала работал на приеме и давал распоряжения, а потом решил в режиме «живого общения» уточнять. И помню один из эпизодов. Стоит женщина и говорит: «Роддома нет, детского отделения нет, инфекционки нет, ничего нет». Я обратился к залу: «Поднимите руки (500 человек было в зале), кто с этим согласен?». - Две руки было. Спрашиваю: «Откуда вы это взяли?», в ответ – «слухи ходят». На самом деле: ничего не закрыто, из 106 коек 60 оставили, использованы в прошлом году были 30 коек (из 60).

Поэтому для меня как для Главы, для Анастасии Александровны (Муталенко), для глав муниципальный образований первоочередная задача - информировать своевременно граждан. Мы выстроим работу с  обращениями граждан и вообще с коммуникациями с людьми, чтобы это было на постоянной основе. Любые наши решения должны сначала обсуждаться с гражданами, а потом после их принятия четко доводиться, чтобы у людей было понимание, что есть, а чего нет.

По линии здравоохранения негатив на 70 процентов сформирован из слухов, из того, чего нет. В целом, по многим показателям система здравоохранения Удмуртии оценивается положительно (вы знаете, у нас была Вероника Скворцова). Один из ключевых показателей - это смертность, причем и всего населения и младенческая - мы здесь в хорошем смысле лидеры по РФ (ниже чем в РФ). И об этом надо говорить.

Да, у нас есть проблемы с болезнями, которые являются следствием алкоголизма, наркомании. Но, в общем-то, можно сказать, что те программы, которые есть, они конечно не так эффективны, как хотелось бы, но, тем не менее, они есть и работают. Поэтому нам с вами вместе нужно доводить информацию до людей.

Сарапул получил статус территории опережающего социально-экономического развития? Регулярно Воткинск и Глазов заявляют о том, что они готовят документы для получения статуса ТОСЭР? Какие перспективы есть на 2018, 19, 20 и 30-е годы?

Александр Бречалов: Александр (Свинин) ответит на эти вопросы. Но я отмечу, когда я начал работать (чтобы ситуация всем была понятна и иллюзии ни у кого не было), ни один из городов Удмуртии не мог бы получить статус территории опережающего социально-экономического развития. На том уровне заявок, которые у нас были на рассмотрении и близко… У Сарапула было более-менее. В течение трёх недель нам удалось поменять ситуацию, подготовить документацию. И к Санкт-Петербургскому форуму мы даже в десятку попали. Я благодарен Ирине Макиевой, Игорю Ивановичу Шувалову и Дарье Михайловой и всем тем, кто нам помогали. Я могу показать эти документы, которые мы увидели. Воткинск и Глазов не получаются именно поэтому.

Александр Свинин: На самом деле, ТОСЭР - это вещь достаточно ответственная для уровня самого муниципалитета и уровня региона. С этим действительно надо уметь работать. У нас имеются соглашения по развитию моногородов, предусматривающее вложения инвестиций, развитие инфраструктуры моногородов. Там все три города есть, оно заключено более года назад. Но пока, к сожалению, ни одного рубля по этому соглашению мы не получили. Потому что и муниципалитет, и региональный орган исполнительной власти за 2016 год для этих заявок практически ничего не сделал. И сейчас мы ускоряемся. Надеюсь, что до конца 2017 года один из трёх моногородов у нас финансирование получит, а остальные получат его в первом полугодии 2018 года.

Территория опережающего социально-экономического развития подразумевает, что у муниципалитета должны быть заключенные прединвестиционные соглашения с теми компаниями, которые в течение трех лет проинвестируют ряд проектов. Я констатирую тот факт, что пока ни Воткинск, ни Глазов, к сожалению, к этому не готов. Почему Корпорация развития УР будет управляющей компанией ТОСЭР? Потому что именно она должна формировать, в том числе, пул тех инвесторов, которые могут прийти. И в Воткинск, и в Глазов. Для того чтобы наши заявки были максимально подготовленные. А самое главное – у нас сейчас вышло распоряжение Правительства Российской Федерации, и нам сейчас надо «бежать быстрее», потому что количество инвесторов ограничено. Понимаете, сейчас все пойдут по одним и тем же компаниям, чтобы привлекать их на свою территорию.

В связи с этим 16 октября мы представим предпринимателям, инвесторам проекты всех нормативных документов по территориям социально-экономического развития для того, чтобы не откладывать в долгий ящик и уже в течение октября-ноября эти документы принять и начать с этим инвестором работать. Договорились, что Михаил Хомич организует в течение октября в Москве большую презентационную историю для Сарапула, чтобы показать возможности ТОСЭР для потенциальных инвесторов. То есть нам сейчас нужно торопиться, чтобы эти инвесторы приехали в первую очередь к нам. Но успокою, один из 17 уже на следующей неделе выходит на проектирование нового производства в Сарапуле. И оно точно появится в 2019 году. Уже есть участок. На следующей неделе они начнут проектирование нового производства.

Александр Бречалов: Я добавлю ещё для того, чтобы акцентировать внимание на формате работы. Сейчас было совещание в онлайн-режиме с Ириной Макиевой. Она публично сделала замечание в наш адрес. Дело в том, чтобы получить статус ТОСЭР необходимо подготовить не только очень большой перечень документов и работу провести, нужно ещё в процессе исполнить взятые на себя обязательства. Одним из обязательств было, к примеру, дорога. Мы здесь тоже отличились. Надо было километр дороги заасфальтировать, а мы заасфальтировали всего 243 метра. А 700 метров мы оставили на следующий год. Ну не разобрались. Потому что мы должны показатели выполнить до 1 марта, а мы решили: действительно, летом же мы можем построить дорогу. Это тоже 2018 год. Ну не посмотрели мы, что дорога должна быть до 1 марта. Такая мелочь (это привет Александру Александровичу Ессену - успехами надо жить ровно минуту и забывать про это, и двигаться дальше), вот это мелочь могла нам стоить статуса (ТОСЭР). Нам бы поставили оценку «удовлетворительно» и мы соответственно получили бы сокращение по всем программам финансирования и т.д.

Вопрос по перспективам появления в Удмуртии Международного аэропорта (из соцсетей)

Александр Бречалов: Международный аэропорт. Для того чтобы он был, необходимо наличие определенных показателей и оснований по законодательству. Первое, в радиусе 500 км не должно быть международных аэропортов. Считать умеем – у нас таких два.  

Второе - всем, кто задает этот вопрос. Друзья мои, мне очень хочется, чтобы через 5 лет жители Удмуртии колесили по всему миру, причем прямым рейсом  Ижевск-Париж. Но в настоящее время реальность такова, что есть только чартеры в Египет и Турцию. У нас нет гарантированного пассажиропотока, чтобы сделать прямые рейсы. Мало того, только четыре региона в России, у которых это есть. Если не ошибаюсь – Приморье, Татарстан, Москва и Санкт-Петербург, все остальное – по  заявкам чартеров.

Я могу ошибаться, но примерно так. Чтобы не было иллюзий, что завтра, если у нас появится международный терминал, то там будет доска с расписанием всех городов мира. Давайте будем реалистами, а не просто так создавать некое напряжение в социальных сетях и информпространстве, что мы какие-то отсталые, сирые и убогие. У нас есть нормальный аэропорт и нормальная авиакомпания, я могу теперь это сказать на основании тех данных, которые есть по итогам 2016 года.

При этом еще раз акцентирую внимание – конечно же, такая ситуация со взлетно-посадочной полосой и самим зданием аэропорта не устраивает ни нас, ни Александра Викторовича Городилова. Мы прекрасно понимаем, что самолеты ЯК-42 уже заканчивают свой срок эксплуатации, и никто из нас не собирается, вцепившись зубами, во что бы то ни стало, сохранять то положение, которое сейчас есть. Для этого мы выделили средства и ведем проектирование.

Ярослав Владимирович (Семенов) добавит сейчас. Мы ведем большую работу в этом направлении, в  том числе – по привлечению инвесторов. Но самое главное скажу, мы решили, что это «уникальное» здание из кирпича и бетона мы будем сносить и делать современную конструкцию под новый аэропорт. 

Ярослав Семенов: Хочу добавить в отношении старого здания, строительство которого было закончено в 1996 году. Сейчас оно стоит законсервированное. И мы понимаем, что есть современные требования, которые предъявляются, например, и в части маломобильных групп населения. Мы предлагаем в любом случае старое здание убирать. Оценивая объем работы по  проектированию реконструкции, мы видим, что нам необходимо вносить конструктивные изменения и, возможно, просить дополнительное финансирование, потому что те суммы, которые были предусмотрены, они были предусмотрены в 2014 году. Это как раз ситуация, о которой Александр Владимирович говорит, что проектно-сметная документация имеет устаревшие данные. Будем приглашать представителей проектировщиков, и нам снова придется переделывать смету.

Александр Бречалов: Мы хотим, чтобы в течение двух-трех лет у нас был современный аэропорт, и к нам летали авиакомпании, создавая при хорошем качестве конкуренцию и т.д. Здесь у нас нет противоречий ни с гражданами, ни с экспертами, ни с Министерством транспорта, ни с Федеральной антимонопольной службой. Но в  настоящий момент мы можем надеяться и рассчитывать на безопасные качественные полеты при нашей взлетно-посадочной полосе только в таком формате. Пока, слава Богу, в этом отношении серьезных вопросов к Ижавиа нет. У меня есть вопросы к новым авиакомпаниям, которые пришли к нам, я очень хочу понять экономику: как может билет стоить меньше 2000 рублей. Вот это у меня с учетом последнего примера с ВИМ-авиа очень серьезное напряжение вызывает.

Вопрос из социальной сети «В Контакте» по поводу повышения зарплаты учителям и врачам

Анастасия Муталенко: Животрепещущий вопрос. В этом направлении у нас главный документ – майский указ Президента, который регулирует уровень заработной платы, задавая нам планку. У нас есть дорожные карты, выполняя которые республика соответствует обозначенным в майских указах целевым показателям. Последние цифры таковы: мы подняли заработную плату сотрудникам учреждений социальной сферы в два раза. С 1 октября поднимаем зарплату сотрудникам медицинских учреждений: врачам – на 19-20 процентов индексация, среднему медицинскому персоналу - на 14 процентов, младшему медперсоналу – на 25 процентов. С сентября подняли на 7 процентов зарплату педагогам и воспитателям дошкольных учреждений. А также с сентября подняли зарплату сотрудникам культуры на 26 процентов. На конец декабря полностью выполним требования дорожной карты по всем категориям работников социальной сферы, которые перечислены в указе Президента.

Александр Бречалов: Коллеги, можно «блиц» по соцсетям, как мы и обещали. Все, что здесь появилось под постом «пресс-конференция» мы обязательно отработаем – здесь есть вопросы и про автобусные маршруты, и про больницу. Много частных вопросов. Остановлюсь на одном моменте. Задают вопрос: что будет с главным корпусом оружейного завода? И предлагают применить для реконструкции здания схему привлечения народного финансирования по примеру сбора средств на развитие женской футбольной команды «Торпедо» в Ижевске. Идея, наверное, очень хорошая, но объёмы иные. На «Торпедо» собираем 300 тысяч рублей, понятно, что это совсем не то же, что и объём затрат на Главный корпус оружейного завода. Спасибо за вопрос. Это очень сложный проект. Проблему исторического корпуса мы сейчас решаем совместно с Алексеем Криворучко, с командой Концерна «Калашников», с собственниками, которые имеют площади на территории Концерна. Однозначного решения пока нет. Есть несколько вариантов, это уже хорошо. Будем решать вопрос – он однозначно в приоритете.

А что касается команды «Торпедо-Ижевск» и краудфандингового финансирования, это не скрою, наша была инициатива. Решили попробовать. В мире очень много проектов именно в спорте, получивших народное финансирование. Я могу сказать про 3-4-5 дивизион английского чемпионата. Там десятки тысяч акционеров. И я обязательно поучаствую в софинансировании этого проекта. Да, в развитии темы краудфандинга следует сказать про Фонд «Сообщество». Чтобы не было ощущения, что его создали, и он умер. Александр, объясни, пожалуйста, ситуацию. И я тоже пару слов потом добавлю.

Александр Свинин:  Мы одной из главных целей Фонда выбрали, в том числе, поддержку некоммерческих инициатив в муниципалитетах. Александр Владимирович поставил задачу на 2018 год привлечь через внебюджетные средства (гранты, конкурсы) порядка 300 млн рублей.

Александр Бречалов: Только не с предпринимателей Удмуртии в порядке разнарядки, ни в коем случае. Мы ни с кого, никогда не будем просить ни копейки. То есть мы создаем механизмы. Хотите участвовать – пожалуйста, нет – у вас есть свои приоритеты, свои благотворительные проекты. 300 млн рублей – это краудфандинг, благотворительные фонды, Президентские гранты и т.д.

Александр Свинин:  Первый конкурс грантов Президента был весной, для сравнения – у нас 49 заявок было из Удмуртии на этот конкурс. Фонд «Сообщество» провел большую работу с нашими НКО. Специалисты Фонда вместе с ними писали заявки, вместе с ними их подавали и увеличили ровно в два раза количество заявок от Удмуртии на второй конкурс грантов Президента. 98 заявок подала республика на сумму практически 180 млн рублей. Будем ждать результатов, сколько получится привлечь средств на решение социальных проблем из-за пределов республики через конкурс грантов Президента. Удмуртия в этом году на Втором конкурсе Президентских грантов заняла первое место в ПФО по темпам роста количества заявок.

Александр Бречалов: 300 млн рублей – это в расчете по 10 млн рублей на каждый муниципальный район или городской округ. Почему я конкретизирую, потому что здесь серьезную работу должны провести главы муниципальных районов и городских округов. Они должны видеть эти проекты, быть заинтересованными в их продвижении. Таких примеров у нас уже несколько. Это не только деревня Сеп и Музей исчезнувших деревень, это и многие другие кейсы.

Просто надо к этому относиться более серьезно – это социальная экономика. 300 миллионов внебюджетных средств – это рабочие места, это очень важная активность (особенно если речь идет о деревнях и селах), это очень серьезный вектор. Задача амбициозная, но я уверен, что Салават Латыпов, которого мы привлекли для этой работы, с нею справится. Я благодарен тем предпринимателям (пока это предприниматели, которые не работают в Удмуртии, – это в основном круг моих друзей), которые финансируют эту работу. Но уверен, что и наши предприниматели Удмуртии тоже присоединятся.

Вопрос, касающийся сферы культуры. Работники учреждений культуры немного напуганы, что им сейчас нужно будет самим зарабатывать деньги. И вопрос по ситуации с ижевским театром «Птица»

Александр Бречалов: Речь идет о Лудорвае, зоопарке, Центре народных ремесел. Ни в коем случае мы ничего рушить и ликвидировать не будем. Что касается Центра народных ремесел, где создана уникальная система и очень качественная: 100 млн рублей на содержание, без цели за счет реализации финансировать частично – это путь неправильный, он порождает иждивенчество. Когда ты задаешь вопрос, а сколько вы таких предметов можете сделать? - Ну, 10. - А сколько по времени? - Ну, месяца 3. - А к новому году? - Ой, нет…

Нам не надо путать сохранение культуры, ценностей и традиций с вопросом финансирования. Все, кто задействован в Центре народных ремесел, делают уникальные изделия, которые абсолютно точно востребованы на рынке. И это знаете,  рынок не в 10 млн рублей, это миллиардный рынок. Поэтому вопрос не в оптимизации расходов, а в эффективности. Мы сейчас вникнем, на что и куда идут деньги от продажи изделий. А они у нас продаются.

У нас в конце октября появится павильон «Сделано в Удмуртии» на железнодорожном вокзале. Мы будем стараться создавать рынки сбыта, но такой формат, как «мы же Лудорвай, мы же зоопарк – вы нам просто дайте денег», такого больше не будет. Надо конкурировать, надо создавать пакетные туры, надо объединять людей-ремесленников, которые не за 3 месяца готовы сделать 10 сундуков, а за две недели. Это экономика, речь идет только об этом. Что касается театра, Александр…

Александр Свинин: Вячеслав Правдзинский встречался с театром, мы знаем всю ситуацию и сейчас ищем пути решения проблем этого театрального коллектива, потому что это один из старейших, уважаемых и самых востребованных коллективов.

Александр Бречалов: Если вы считаете, что это важно, нужно, и граждане об этом просят, я вам гарантирую, что мы эту проблему решим. Это точно.

Коллеги, у нас плотный рабочий день. Давайте будем заканчивать. Если будет запрос на другой формат (онлайн, чат, «вопрос – ответ»), мы готовы обсуждать.

В заключение: мы вчера с Екатериной обсуждали и решили, что объявим открытый предварительный отбор на должность Пресс-секретаря Главы УР. Отбор всероссийский, но в первую очередь рассчитанный на Удмуртию. Поэтому можно считать, что он стартовал сегодня, а Екатерина Волкова обозначит все параметры и критерии. Коллеги, спасибо и до встречи!

Возврат к списку